Денис Бирюков: «От «Белогорья» не было ни звонка, ни даже голубя с письмом»

Доигровщик сборной России и ВК «Нова» Денис Бирюков в эксклюзивном интервью для sports.ru рассказал, как он оказался в самарском клубе.

– Денис, после выступления за «Динамо», за «Локомотив», за «Белогорье», вы перешли в «Нову», которая явно уступает этим клубам по многим параметрам. Как вы отнеслись к такому понижению уровня?

– Нормально отнёсся. Не думаю, что «Нова» хуже того же «Динамо» или «Белогорья». Играя за сборную, я получил травму и остался без клуба. Вообще, не так легко найти команду в середине сезона. Все составы укомплектованы, кому-то игроки нужны, а кому-то нет. Поэтому выбора у меня особо не было. Мне нужно было оказаться в какой-то команде.

 – А была мысль, что придётся быть лидером? Всё-таки опыт  у вас большой, а у самарской команды не самое лучшее время.

– Так далеко я не заглядывал. Когда я переходил в «Нову», я ещё не мог по большому счёту даже стоять в игровых упражнениях — только начинал восстанавливаться. Даже мячи не трогал.

– После травмы, а особенно после рецидива травмы, не страшно играть и тренироваться?

– Самое страшное – это восстанавливаться. После операции именно это тяжелее всего. Ты идёшь и думаешь: «А смогу ли я прыгнуть вообще?».

 – Давайте теперь о «Белогорье». Что у вас там не срослось и почему вы в середине сезона остались без клуба?

– Я в Белгороде местный. Когда приехал подписывать контракт, мне все были рады, говорили: «Как здорово, что ты вернулся к нам». А потом сказали, что «Ой не, у тебя травма, мы с тобой вообще никаких отношений не хотим иметь». Разорвали контракт. Я сказал: «Всё спасибо, до свидания».

– Тарас Хтей (на данный момент спортивный директор «Белогорья» – прим. ред.) в одном из интервью говорил, что для вашего восстановления в Белгороде были созданы все условия и что вас там ждали.

– От «Белогорья» у меня не было ни одного звонка, ни одного сообщения, ни одного голубя с письмом. Хотя я всё время после операции был дома в Белгороде. Я считаю, что вообще не стоит разговаривать об этом. Хотят, чтобы я у них играл – пусть звонят мне. А эту ситуацию я старался особо не афишировать. Наверное, пора бы людям знать, что «Белогорье» так делает. Вот так произошло. То есть приезжаешь из сборной, а клуб тебе говорит: «Да вот ты травмированный». Ты отвечаешь: «Я за страну бился». А тебе в ответ: «Да не, разрываем контракт». И тебя выбрасывают на улицу. Ну и получилось так, что в «Нову» я переходил уже через «Динамо» и с Белгородом ничем не связан.

– А как «Динамо» повело себя в этой ситуации?

– «Динамо» было первым, кто меня поддержал. Сказали, что я могу у них восстанавливаться, дали тренера… У меня там много друзей и можно сказать, что Москва уже стала моим домом. 

 – Многих болельщиков удивил ваш переход именно в «Нову», у которой и так много доигровщиков. Когда подписывали контракт, какие цели и задачи ставило перед вами руководство клуба?

– Лично я хочу играть и помогать своему клубу выигрывать. Я могу помочь команде во всех элементах, даже в плане конкуренции. Тем более, сейчас у команды нет второго либеро (Алексей Липезин покинул команду – прим. ред.), а Макаренко, например, уже заигран в роли либеро.

– В «Нове» вы взяли 16-ый номер. Хотя вы очень любите цифру 8: и причёску соответствующую делали и подвеска у вас с ней есть. А в вашем инстаграме была шутка, что 16 – это 8+8. Просто совпадение?

– Это мы так смеёмся. Да, возможно с цифрой 8 у меня связаны некоторые воспоминания. Но номер на груди не имеет особого значения. Он не даст вам больший прыжок и т.д. Просто мне предложили свободные номера и сказали: «Выбирай!». Я и взял 16-ый. Никакого тайного смысла в этом нет (смеётся).

 – Какие у вас отношения с другими игроками «Новы»?

– Да нормальные. С кем-то я пересекался в клубах, вот с Макаром (Дмитрий Макаренко – прим. ред.), например. Против кого-то играл.

– А чем в свободное время занимаетесь?

– Свободного времени у нас не так-то уж и много. Если только в выходной. Чем я занимаюсь? Ну в магазин там схожу, подстригусь (смеётся). Могу в кино сходить. Пару раз выезжал в Самару погулять, в торговые центры…

– Хотя вы базируетесь и тренируетесь в Новокуйбышевске, насколько я поняла, перед игрой вы живёте всё-таки в Самаре…

– Да, мы живём в гостинице, чтобы лишнего из Новокуйбышевска не ездить. Приезжаем где-то за полтора дня и тренируемся в МТЛ-Арене.

– Как вы считаете, Новокуйбышевск и Самара это волейбольные города?

– Новокуйбышевск всегда был волейбольным городом. Но там мы только тренируемся, а играем в областном центре. Хотя я думаю, что игры в Самаре это общая инициатива. Я не так долго здесь, но вижу, что автобусы из Новокуйбышевска, организованные клубом, привозят болельщиков в Самару на игры. Это здорово!

– А как вам зал МТЛ-Арены? Многие волейболисты и тренеры отмечали, что он очень специфический. Например, Дмитрий Волков сказал, что там странное освещение и его команда долго не могла подать подачу хорошо.

– Ну, у него в Новом Уренгое зал получше! (смеётся). Наверное, подачу надо просто подавать и свет тут ни при чём. Пускай Волков не жалуется. А зал хороший.

– Интересный момент: в одном из интервью в 2014 году вы упомянули, что не делаете селфи с болельщиками, считая такие фото личными. Неужели вы и в 2018-ом придерживайтесь этого мнения?

– Нет, я уже делаю селфи с болельщиками. Пришлось распрощаться с этим принципом. Как болельщикам отказать? К тебе подходят люди: «Давайте сфотографируемся!» А ты им скажешь: «Да ну нет, вы что!» (смеётся).

 Беседовала Ольга Ширкина.

Источник: www.sports.ru/tribuna/blogs/volleysamara/1542242.html

Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения ВК "НОВА"