Федор Воронков: «В Новокуйбышевске мы жили одной большой семьей. И это запомнится больше всего»

Федор Воронков подвел итоги трехлетнего выступления за «Нову», сравнил тренерские методы Константина Брянского и Александра Горбаткова и признался, что не боится конкуренции в казанском «Зените».

— Позади три сезона в «Нове». Главные впечатления от времени, проведенного в Новокуйбышевске и Самаре?

— Все три сезона были разными. Первый был, наверное, для меня одним из самых тяжелых: мне всего 20 лет, позвонили с предложением перейти в «Нову» — и я рискнул. Для «большого» волейбола я был еще «маленьким», и пришлось очень много работать, чтобы чего-то добиться, чтобы хотя бы просто выходить на площадку в каких-то матчах. В следующем сезоне было уже попроще: я обосновался в команде, все налаживалось, был и карьерный рост — я намного чаще выходил на площадку, начал показывать себя и как личность, и как игрок. Я знал, что я могу выйти и чем-то помочь команде — главное впечатление от второго сезона.
Про этот же сезон мы с парнями говорим, что он у нас получился поделенным на два сезона: до декабря и после. До декабря — один тренер, одна команда, одни цели, после декабря все кардинально поменялось. Все основные игроки ушли, нас осталось всего десять-одиннадцать человек, игроки резерва и замены — но мы, я думаю, справились с проблемами, показали свой волейбол. И на нас стали смотреть совершенно по-другому. Раньше было так: ага, игрок «Новы», а «Нова» — середняк, значит тут фифти-фифти. Сейчас же по-другому: он из «Новы», а значит будет биться до конца, будет потеть и умирать, но выгрызать каждое очко из любого соперника. Именно такую команду я видел в конце сезона.

— В уходе лидеров по ходу сезона многие увидели реальный шанс в том числе и именно для тебя…
— Здесь много факторов. Скажем, у тренера были определенные схемы, но тренер ушел — и схемы вместе с ним. Пришел новый тренер. И шанс да, появился. Те, кто раньше не играл, встали на площадку. И после смены тренера у нас появилась какая-то легкость, причем не физическая, а моральная. Константин Владиславович Брянский был, скажем так, не мягким тренером, хотя и не тираном. И, бывало, он надавливал морально — игрок у него должен быть подготовлен не только физически, но и психологически. Иногда он и подламывал, если говорить лично про меня — да, иногда я психологически ломался: выходя на площадку, я реально боялся играть, мне было страшно совершить ошибку, потому что я знал, что за это обязательно будет «наказание». Под руководством Александра Ивановича Горбаткова все пошло по-другому: назад огладываться не за чем, заменить тебя некем — и мы поперли вперед, начали играть и выигрывать. Удавалось цеплять даже грандов, тот же «Локомотив», хорошую игру выдали с Сургутом, да и все остальные матчи получились достаточно хорошими.

— Тебя пригласили в «Зенит» — значит, ты своим шансом воспользовался?
— Можно и так сказать. Но «Зенит» меня приглашал давно, еще до прошлого сезона и ухода Брянского. Но тогда был отказ: я знал, что не буду там играть, а я в таком возрасте, что мне нужна постоянная игровая практика. Сейчас же я иду в «Зенит» не как последний доигровщик — я достаточно конкурентоспособен, чтобы конкурировать и с Эрвином Нгапетом, и с Максимом Михайловым. Да, в чем-то они меня превосходят, но и у меня есть свои плюсы, свои козыри, которыми я могу принести команде пользу.

— «Зенит», судя по всему, ждет перестройка. Не боишься идти в такую команду?
— Наоборот, это даже пойдет в плюс. Меняется команда — соответственно, и командный стиль, скорее всего, тоже будет меняться. Раньше, например, был Леон: дай Леону повыше — он все забьет… После Леона пришел Нгапет — и мы увидели перестроение игры. А на следующий сезон перестроений будет еще больше. Может быть, будет такая стилистика игры, под которую я прям идеально буду подходить? Но это мы узнаем как раз в течение следующего сезона.

— Три года назад ты приходил в «Нову» игроком команды Высшей лиги Б, которого никто не знал. Сейчас ты кандидат в сборную и игрок «Зенита». За счет чего это стало возможным?
— У каждого есть мечта. Например, выиграть Олимпиаду. И ты можешь ничего не делая лежать на диване: вот я бы сейчас выиграл Олимпиаду, почему меня туда не берут? А кто-то с этой мечтой идет в зал и работает, старается, добивается чего-то… Большое желание и работа — вот и все…. Понятное дело, что в моем конкретном случае поучаствовал и клуб «Нова». «Нова» выступает в Суперлиге, а игроков-то в основном смотрят именно здесь. Большой толчок мне дала и та самая перестройка по ходу сезона, когда мы остались, как писали, «обескровленные» и практически вылетающие из Суперлиги. Это дало эмоциональный, психологический и физический подъем. Вы про нас так пишите? А мы достаем шашку — и вперед!.. И от этого я получил большое удовольствие. И за это я благодарен клубу «Нова» и лично Александру Ивановичу Горбаткову, о чем говорю практически в каждом интервью: за то, что поверил в меня, не посадил на лавку, а я, думаю, оправдал его ожидания.

— Какие воспоминания у тебя останутся о Новокуйбышевске?
— Это небольшой, обычный промышленный городок. Запомнится — место, где мы жили. Там живет вся команда, одна такая большая семья. Это, конечно, сближает: все рядом, чтобы с кем-то пообщаться — не нужно никуда ехать. С другой стороны, хочется, например, побыть одному — а у нас на пролете постоянно бегают дети… Есть свои плюсы и минусы. Но в любом случае это запомнится больше всего: мы жили одной большой кучной семьей — и это прекрасно!..

— Каким себя видит Федор Воронков еще через три года?
— Так далеко я не загадываю… Цель? Как и у каждого спортсмена — попасть на Олимпиаду. А пока нужно показать себя на мировом уровне. Надеюсь, я попаду в итоговый список сборной и буду защищать честь нашей страны в Лиге наций. А дальше — развиваться как игрок, стать частью волейбола, чтобы мое имя не забыли через пять лет. Но чтобы остаться в памяти людей и в истории — к этому нужно стремиться, показывать себя и свой уровень, выигрывать титулы.

 

Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения ВК "НОВА"